Новости Александр Невзоров От Эколь Невзорова Лошади Лидия Невзорова Лошадиная Революция
Научно-исследовательский центр Фильмы Издательство Homo. Антропология Фотогалерея СМИ Ссылки Контакты

Интернет-магазин



Умеющий ходить не оставляет следов. На Невском. Январь 2007

Блестящий европейский интеллектуал, выдающийся мастер политпровокаций, друг кремлевских небожителей и олигархов, страстный знаток лошадей, четырежды депутат Госдумы, самый яркий российский тележурналист, Александр Невзоров дописывает уникальную книгу о сортности религий. Чтение захватывающее, необычное и абсолютно шокирующее.

-- Александр Глебович, мне закралась в голову крамольная мысль: уж не решили ли вы пойти тернистым путем Дэна Брауна и заработать на бедном христианстве свои сто миллионов долларов?

-- Послушайте, Дэн Браун открыл Америку только для идиотов - своей информацией о том, что Иисус Иосифович был женат законным браком…
Я стал делать то, чего не делают никогда христиане, а именно -- распутывать и рассматривать историю христианства абсолютно трезво. При том, что у меня нет никаких претензий к христианству, я абсолютно не желаю ему ни бед, ни проблем, ни исчезновения.

-- Благородная позиция. Зачем тогда книга?

-- Объясняю: она ориентирована на моих учеников, на тех, кто хочет эффективно работать с лошадью. А для таких людей христианство абсолютно недопустимо, поскольку культивирует в человеке чувства, диаметрально противоположные тем, которые для этого ремесла необходимы. Может быть, для актера, для скрипача, для политика, электросварщика или адвоката христианство вполне допустимая и неплохая религия, они смело могут ее выбирать. Религия, ориентирующаяся на некое самолюбование, на некую уникальность человеческого рода, который легко может себе позволить порвать связи со всем живым миром Земли. Мы себе этого позволить не можем. Ученики очень часто задают мне вопрос: а, собственно говоря, какую религию исповедовать? И я, положа руку на сердце, отвечаю, что лучше всего, конечно, если есть достаточно сил и мужества, исповедовать чистый дарвинизм.

-- Простите, я не ослышался - чистый дарвинизм?

-- Разумеется. Потому что те неполные сведения о тайне и порядке мироздания, которыми мы располагаем на данный момент, уже не оставляют никакого сомнения в "низком биологическом происхождении" человека и в абсолютной справедливости мерзавца Дарвина и его теории происхождения видов. Это очень грустная истина, которая до сих пор кажется нестерпимой.

-- По-моему, верить в это просто невыносимо.

-- Но Дарвин, к сожалению, в принципе был прав. Мы - эволюционный продукт, находящийся в смутном родстве с обычными обезьянами и столь же смутном родстве с прочим живым миром. Это очень важный момент. Приметы, как выражался Дарвин, низкого биологического происхождения нашего - во всем. От них не спрятаться и не скрыться. Их нет смысла перечислять ввиду их общеизвестности.
Сторонникам версии божественного происхождения человека надо чаще вспоминать прелестную историю встречи Александра и скифов. Александр, в цветах и шелках, на резном престоле, в венке, благоуханный, завитой, обладавший, как известно, очень классной архитектурой лица, весь уделанный персидским золотом и камнями, -- произвел на скифов, приехавших в македонский лагерь, потрясающее впечатление. Скифы простодушно вопросили, не бог ли он. Они, видать, искренне смутились, ослепленные красотой, золотом, мощью, ощущением всевластия, которое излучал Александр. "Действительно ли ты сын бога?" - спросили Александра скифы. "Спросите об этом у тех, кто выносит мою ночную вазу", -- ответил тот.

-- Забавный исторический анекдот.

-- Александр, отвечая скифам, дал великолепный и полностью исчерпывающий ответ всем, кто тешит себя иллюзиями о божественном происхождении человека. И о том, что некое верховное во вселенной и мироздании существо, условно называемое богом, создало специальную модификацию живых существ, в корне отличающуюся от всех прочих созданий. Понятно, что принцип создания (клеточный, молекулярный, физиологический и биологический) для всех живых существ был абсолютно одинаковым. Впрочем, Александр сказал это лучше. Не вижу смысла пытаться перещеголять его гениальный ответ скифам.
Понятно, что мы - удачно развившиеся приматы, животные, которым по разным причинам сказочно повезло, которым удалось захватить почти абсолютную власть в мире. Происхождение и развитие человека - не божественное и не сверхъестественное, а вполне штатное, эволюционное, с сохранением всех особенностей, вообще присущих теплокровным животным…
Но поскольку исповедовать чистый дарвинизм -- это малореально, существуют великолепные разновидности мистического атеизма, такие как дзэн, дао, друиды и еще много всяких эстетских философских культов, дающие инструментарий понимания жизни.

-- Вы, я слышал, склоняетесь в даосизму?

-- Даосизм - замечательная, гениальная штука, но если мерить его неким градусником, он чуть похолоднее дзэна. Дзэн невероятно витиеват, он предлагает тысячу ходов и вариантов осмысления этого мира и он делает все эти варианты очень уютными, потому что оставляет человека наедине с его собственным интеллектом, и только. Все, никаких других ориентиров нет! Даосизм холоднее, ибо многозначителен. Дело в том, что если в дзэновских книгах мы имеем дело именно с текстами, которые все в той или иной степени являются обучающими, то в "Дао дэ дзине", основном серьезном памятнике даосизма, как совершенно справедливо отмечали русские исследователи, мы сталкиваемся с некими каббалистическими древнекитайскими наборами…
Вот я своим ученикам говорю: ты прочитал "Дао дэ дзин", какие ты испытал чувства? Некоторые отвечают: глубокую заинтересованность. Ответ неверный. Человек должен испытывать абсолютное отчаяние от качества своих мозгов. Он должен в соприкосновении с "Дао дэ дзином" понимать ущербность своего ай-кью.
Эта книга предельной глубины, и если ты считаешь себя очень умным, открываешь "Дао дэ дзин" и понимаешь, до какой степени у тебя плохо с мозгами. В этом смысле это постоянное возвращение голой обезьяны на место, постоянное объяснение голой обезьяне, что у нее очень плохо с мозгами и что изобретение мобильного телефона - это фигня по сравнению с возможностью понять хотя бы одну тысячную часть "Дао дэ дзина". Вот это уже восходит действительно к религии, к проявлениям чего-то чрезвычайного!
И мы понимаем, что имеем дело частично с заклинаниями, частично со сложными отрывками сложных ритуальных текстов -- некоторые из них нам понятны, некоторые писались специально для этой книги, некоторые были вставлены туда специально, чтобы нас посмешить и озадачить, и это тоже нормально. Конечно, там есть гениальные реплики типа: "Умеющий ходить не оставляет следов", или "Умеющий запирает так, что никто не отворит". И эти и все прочие перлы даосские нуждаются в десятках томов комментариев, потому что все они, несмотря на их кажущуюся блистательность и афористичность, тоже не очень самостоятельны, их тоже надо понимать в контексте книги.
Даосизм, слава богу, не исключает ничего, он не исключает дзэн, равно как дзэн не исключает даосизм.

-- А как вы относитесь к буддизму?

-- Вульгарный простой народный буддизм, конечно, подвергся человеческой обработке, очень жестокой, причем в полном контрасте и в полном противоречии с тем, что говорил и чему учил Будда. Но слабые члены стаи приматов хотят иметь начальника - любого, пусть придуманного. Ни в настоящем дзэне, ни в настоящем дао этих наслоений абсолютно нет. А в буддизме - есть.

-- Знаете, меня не так давно буквально потрясла фраза Лао цзы: "Каждую победу следует встречать похоронной процессией". Вы именно так живете?

-- Да. Потому что даосизм - это есть всего-навсего способность адекватно понимать мир, и ничего больше. Понимать его, называть все своими словами и не обольщаться и не обманываться по поводу ни одного явления. Даосизм учит иметь дело с абсолютной сущностью вещей.

-- А практический пример можно?

-- Практический пример - лошади. У меня, как вы знаете, основная практическая и производственная сфера лежит там. Когда мы читаем Чжуан-цзы, книга которого, безусловно, тоже колоссальной силы, - а он был первым, кто сказал еще задолго до всяких Невзоровых, что лошадь мучается от уздечки, от железа, -- вот здесь мы имеем самый конкретный пример называния вещей своими именами.

-- Александр Глебович, вот я, несчастный примат, искренне желаю совершенствоваться. Вы лично мне что можете предложить?

-- А смотря чем вы хотите заниматься! Если вы хотите быть манекенщицей, то лучше тогда принимать христианство. Если вы хотите быть адвокатом, тоже лучше христианство. Если вы хотите быть мыслителем - разумеется, нет, потому что мыслитель не имеет права на христианство по той простой причине, что не имеет права вообще ни на какую догму. Ни даосизм, ни дзэн не претендуют на истину в последней инстанции, не говорят о боге и не являются интеллектуально авторитарными учениями - они допускают абсолютно все, в том числе и пренебрежение в отношении самих себя. Как все высокофилософское -- в отличие от христианства, где если ты не так сложил пальчики, тебя сожгут. Знаем, к сожалению, много примеров из истории. Поэтому есть вот этот изумительный мистический атеизм, благородный и очень просветленный, и своим ученикам я предлагаю именно его. Это нетрудно делать, потому что он не является религией, потому что он абсолютно освобождает человека от необходимости унизительных процедур поедания божьего тела, поклонов, целования волосатых рук жрецам, которые намекают на какие-то свои близкие отношения с начальником Вселенной, а на самом деле лгут, потому что не могут представить этому ни малейшего доказательства. Это избавляет от всех так называемых культовых необходимостей и оставляет человека абсолютно свободным.

-- Сколько у вас учеников?

-- Учеников много. Реально много людей, которые хотят устанавливать особые отношения с лошадьми, особый контакт. Но это касается не только тех, кто работает с лошадьми, это точно так же касается тех, кто работает с дельфинами или с медведями гризли. Или тех, кто хочет писать книжки.

-- Я думаю, это касается всех, кто отрицает эволюционный фашизм, не так ли?

-- Совершенно верно. Потому что христианство развязывает руки эволюционному фашизму, чем оно и чрезвычайно убого. При том, что, еще раз подчеркиваю, я ничего не имею против христианства и буду счастлив, если христианская церковь станет сильнее, могущественнее и полнее. Мне совершено все равно, это меня никак не трогает. Зубы у них все равно повырвали, они уже трибуналы святейшей инквизиции организовывать не в состоянии, хотя и избирают папой человека, который на протяжении очень долгого времени возглавлял организацию "Конгрегация доктрины веры". А она является, по сути дела, прямым наследником именно инквизиции. Именно эта конгрегация еще десять лет тому назад публиковала списки запрещенных книг, и для их прочтения, например студентам, нужно было обращаться к епархиальному начальству - за разрешением почитать Толстого или Монтеня. Ну, за Монтеня я бы им просто всем головы поотдирал, но сейчас этот индекс до поры до времени положен под сукно. Хотя на папском престоле сидит нормальный потомственный убежденный последователь инквизиции.

-- Издатель ваш наездов не боится?

-- А чего бояться? Я же никак не оскорбляю чувства верующих. У меня, наоборот, задача эти чувства подпитать. Нормальный христианин, открыв эту книгу и прочтя полстраницы, постарается попасть ею точно в очко дачного сортира и будет абсолютно прав. Потому что это не для него. Зачем сварщику читать пособие по астрономии?

Михаил Болотовский
ФОТО: Лидия Невзорова



Copyright © NEVZOROV HAUTE ECOLE, 2004 - 2011.

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены
в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.
При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на www.HauteEcole.ru обязательна.
При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на www.HauteEcole.ru обязательна.
Адрес электронной почты редакции: Journal@HauteEcole.ru