Новости Александр Невзоров От Эколь Невзорова Лошади Лидия Невзорова Лошадиная Революция
Научно-исследовательский центр Фильмы Издательство Homo. Антропология Фотогалерея СМИ Ссылки Контакты

Интернет-магазин



Александр Невзоров: "Я против насилия над лошадьми!" Zoo-Петербург, №5(21)-2006.

Готовясь к выставке «Иппофера-2006» и думая над опросом, кого поместить на обложку майского номера журнала, редакция мучалась недолго: Петербург, лошадь, Невзоров - вполне закономерный ассоциативный ряд, для тех, у кого дома есть телевизор.

Редактор «благословил» меня на интервью с Александром Глебовичем, и в поиске контактов я обратилась к Интернету. После долгих мучений мне удалось отыскать сайт nevzorov-haute-ecole.com. Его владелицей оказалась Лидия Невзорова, супруга Александра Глебовича. Я написала ей письмо в рубрику «Вопросы и ответы», а сама стала изучать материалы, представленные на страницах сайта.

Каюсь, я не смотрела знаменитый цикл программ Невзорова «Лошадиная энциклопедия». Поэтому вся информация на сайте была мне в новинку. Очень долго не могла поверить в то, что лошадью можно управлять, не надевая на нее уздечку. И не просто сидеть верхом, а показывать элементы высшей школы. Но все сомнения развеялись, когда Лидия пригласила меня на первый Российский иппологический семинар (в апрельском номере журнала был опубликован отчет с этого мероприятия -прим. редакции).

Однако возникли новые вопросы, за ответами на которые я обратилась уже к самому Александру Глебовичу, основателю высшей школы NEVZOROV HAUTE ECOLE. Ему удалось то, что еще несколько лет назад считалось невозможным. Он учит лошадей сложнейшим фигурам Haute Ecole, не только не применяя насилия, наказаний, уздечки и железа, что является нормой для современной Haute Ecole, но делает это все на лошади в сборе (сбор - это подведение задних конечностей, выражающееся в опускании крупа и сгибании суставов задних ног, при этом, для того, чтобы сбалансировать себя для гармоничного движения, лошадь сдает голову в затылке между 1 и 2 или 3 и 4 позвонками ~ прим. редакции). То есть ему удалось раскрыть секрет природного сбора и баланса лошади. Сбору, без которого любые элементы бессмысленны и вредны для лошади, Невзоров учит на земле, на свободе, без применения каких-либо средств воздействия. Невзоров никогда не использует железо или даже недоуздок, начиная и заканчивая выездку на абсолютно свободной от всего лошади.

Мифы и реальность

- Александр Глебович, с чего началась Ваша работа с лошадьми?

- Существует несколько легенд на эту тему. Наиболее эффектная: у меня оказался конь, которым невозможно было управлять никакими традиционными способами, и, находясь в абсолютном отчаянии, я решил испытать последнее средство. Но, на самом деле, все началось с Лидии. Она первая поняла, что для серьезной работы с лошадьми, помимо таланта и желания, нужны фундаментальное образование и глубокие знания. Сначала, когда у меня стали получаться фантастические вещи в работе со свободной лошадью, я, конечно, приписывал их своей гениальности и какому-то необыкновенному дару заклинателя. А потом понял, что дело всего-навсего в том, что я перестал причинять лошади боль. Простейшая отгадка! И только потом к этому категорическому нежеланию мучить прибавились знания, полученные в различных академиях Франции, Испании, Италии, от людей, которые занимались, так называемой, классической школой Haute Ecole.

Могу сказать, что между классической выездкой Haute Ecole и цирком или спортом разница невелика. Жестокость примерно та же самая. Сейчас я с содроганием вспоминаю свое обучение у Люраши (мэтр конного мира, возродивший старинную французскую Haute Ecole в её подлинном виде - прим. редакции), потому что это всегда была работа на железе. Да, он был первым человеком, который начал работать без железа и показал это мне, но он не придавал этому серьезного значения, ему казалось, что, как только с лошади снимается железо, ни один элемент нормально выполнить невозможно.

Потом, уже на собственном опыте, я выяснил, что это не так. И теперь Haute Ecole, то есть лучшая школа, самая высокая школа в мире - это я. Говорю это совершенно серьезно. Потом придут другие. Потому что эта школа развивающаяся, в отличие от всех остальных мертвых структур. На сегодняшний момент уже понятно, что все высшие достижения в работе с лошадью - это достижения именно в работе со свободной лошадью.

- Если у человека появилась возможность сделать лошадь счастливой, с чего посоветуете начать? Как, например. Вы выбирали своих лошадей?

- Лошадей, как и любовь, не выбирают, они случаются. В самых разных и непостижимых ситуациях, по вроде бы нелогичным причинам. Мне проще, потому что я отношусь к числу тех абсолютно несчастных людей, которые вынуждены выбирать себе друзей по результатам медосмотра. Я не могу работать с больной или не совсем здоровой лошадью. Она просто не научится ничему: не потому, что глупая или не хочет, она просто физически не сможет.

Лидия выбрала свою любимицу Липисину совсем другим способом. Мы поехали в деревню Лезье смотреть партию перспективных немецких лошадей.

И пока лошадей выводили на площадку, я обнаружил, что Лидии рядом нет. Нашел я ее в грязной конюшне. Рядом стояла перемазанная навозом пузатая кобыленка с ужасным шрамом на ноге. Лидия переглянулась с кобылой и заявила: «Мы ее забираем». «Хорошо, - отвечаю. - Когда ветеринарный осмотр?» «Без осмотра! Больная - будем лечить». И мы ее забрали. Колхозники, видно, не надеялись сбыть эту Липисину с ее жутким шрамом, и, расчувствовавшись, подарили нам огромную телегу.

- Чему Вы научили своих лошадей?

- Все лошади (Липисина, Перст, Ташунко, Каоги - прим. редакции) пассажируют, пиаф-фируют, делают курбеты, каприоли, песады. И всему этому они научились на полной свободе.

«Я капризный покупатель»

- Где и какие Вы покупаете корма и средства по уходу за лошадьми?

- В городе есть совершенно блистательный магазин «Фаворит». Признаюсь, я очень придирчивый, капризный, сложный покупатель, и мне нужны вещи, которые никогда не понадобятся обычному человеку. Например, для съемок эпизода в новом фильме я заказал у них огромную, в полный рост, пластмассовую лошадь, и мне ее привезли. Что касается кормов - из Финляндии мне доставляют хорошую травяную муку в гранулах.

Конечно, я покупаю овес, финские или немецкие мюсли, но сказать, что есть место, где я все централизованно беру и меня все полностью удовлетворяет - такого, к сожалению, нет. А средства по уходу за лошадьми покупаю не я, а Рашель, наш коновод. Но она тоже ходит в «Фаворит».

Ученики и последователи

- Из материалов Вашего сайта я узнала, что Вы не очень любите делиться секретами своей школы. Почему все же взяли ученика? (С. Сумбаев - прим. редакции)

- Когда у меня стали получаться поразительные вещи в работе со свободной лошадью, было очень важно понять: я ли это такой гениальный или это методика такая правильная. И, плюс еще, подвернулся мальчишка, который подкупил меня своим талантом, искренностью. Он пошел на те жуткие условия, которые я выдвинул: как минимум, год не садиться верхом. А может быть, и два, и пять. Это время нужно для того, чтобы определить: а что, собственно, человек любит: лошадь или те ощущения, которые он может получить or нее. Кроме того, за год человек начинает понимать лошадь очень глубоко за счет того, что он находится с ней на одной плоскости. Выясняется, бескорыстен ли он в этих отношениях или нет. Я не скажу, что люди, которые ищут ощущений плохие - нет, они просто другие. Сергей же, как выяснилось, не искал ощущений, он действительно хотел разгадать тайну взаимоотношений человека и лошади.

Сначала я отправил его в спортивную выездку в СДЮШОР. Его там посадили на лошадь, он отъехал в дальний конец манежа, вынул мобильный телефон, позвонил мне и спросил: «Меня заставляют бить лошадь, что делать»? Я ответил: «Сам решай». Он слез, ему пытались объяснить, что, если он не будет бить, то придет другой - тот, кто будет. Но Сергей сказал: «Лучше уж никак, чем вот так». После этого мне очень трудно было от него отступиться. Сергей добился впечатляющих результатов со своими тремя лошадьми.

- Расскажите, пожалуйста, об объединении «Лошадиная революция».

«Лошадиная революция» - это, конечно, абсолютно Лидино дело. Я по натуре классик и академик. С удовольствием закрылся бы в своем манеже и занимался с двумя-тремя тщательно отобранными учениками. Но Лидия считает, что нельзя мириться со сложившейся ситуацией. Цель объединения «Лошадиная революция» - в избавлении лошадей от мучений спорта, скачек, любителей и прочих конников, использующих жестокие методы обращения с лошадьми. Оно борется с теми явлениями, которые принимаются и одобряются современным обществом: со спортом, со скачками, с применением железа и вообще с жестоким обращением к лошадям.

И я уже вижу, что в мозгах людей что-то сдвинулось. Ведь даже те, кто нас ненавидит, кто находится в оппозиции - даже эти люди уже изменились. Они больше не могут так откровенно бить лошадей, так откровенно дергать за рты. Теперь они все делают с оглядкой. Лидия умеет направить в нужное русло свою фантастическую энергетику и знания, хотя она, конечно, мягче, чем я. Она большая умница!

«Прозрение уже наступает»

- Как возникла идея проведения первого Российского Иппологического семинара?

- Основная проблема русских лошадников, помимо тупости - это феноменальное дремучее невежество и торжество предрассудков. Полное отсутствие элементарных представлений о лошади, об истории средств управления, об истории взаимоотношений человека и лошади. Это абсолют но неверные представления о тренинге, ветеринарии, конюшенном управлении. Когда количество знаний у меня, у Лидии и у близких нам людей оказалось настолько велико, что не делиться ими стало нельзя, возникла необходимость всеобщего просвещения.

Мы будем и дальше проводить такие семинары, они будут мощнее, больше. Может быть, рота почетного караула со знаменами не будет входить каждый раз (это была моя идея), но, я думаю, что они будут все содержательнее и содержательнее. Появится новая система образования в России вместо дремучих и нелепых образовательных процессов, которые, наверное, с 30-х годов остались неизменными. Я думаю, что все это имеет колоссальный смысл и будет развиваться. Уже развивается.

- Александр Глебович, какими Вам представляются отношения человека и лошади в будущем?

- Пройдет еще немного времени, и конный спорт и скачки перейдут в разряд непрестижных забав. Это произойдет, вероятно, уже не при нашей с Вами жизни. Но все равно, очень важно, чтобы не наступило резкого скачка, потому, что большое количество лошадей и людей останется не у дел. Сейчас нам странно говорить о том, что конного спорта не будет. Но кому-то было странно в 1853 году рассуждать о том, что не будет крепостного права. А пришел 1861 год и все... Люди не так плохи, и прозрение уже наступает. И, что меня очень радует, придут мастера гораздо круче и талантливее меня. Но те основы, которые я заложил, безусловно, будут нужны и полезны.

Беседовала Ирина Туренко



Copyright © NEVZOROV HAUTE ECOLE, 2004 - 2011.

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены
в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.
При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на www.HauteEcole.ru обязательна.
При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на www.HauteEcole.ru обязательна.
Адрес электронной почты редакции: Journal@HauteEcole.ru