Новости Александр Невзоров От Эколь Невзорова Лошади Лидия Невзорова Лошадиная Революция
Научно-исследовательский центр Фильмы Издательство Homo. Антропология Фотогалерея СМИ Ссылки Контакты

Интернет-магазин



Лошадь всегда права. National Geographic, Декабрь 2005

Закон Высокой школы верховой езды Александра Невзорова суров, но это закон: если у лошади не получается выполнить какой-то элемент, в этом виноват только воспитатель

Первым в конном манеже появляется невероятной красоты огромный жеребец и застывает, услышав странный свист. Александр Невзоров демонстрирует работу Каоги: по его сигналу жеребец то срывается в бешеный галоп и мгновенно останавливается от движения корпуса всадника, то ходит и подпрыгивает на задних ногах, то выполняет приемы пассаж и пъяффе, которые считаются самыми сложными элементами выездки.

Каоги полностью свободен, на жеребце нет ничего, даже уздечки, без которой, как считают многие, управлять конем невозможно. Занятие завершается тем же необычным свистом - и шестисоткилограммовый жеребец ложится под всадником, который, перевернув его на спину одним движением ладони, усаживается на грудь коня. А Каоги радостно тянется губами к лицу сидящего на нем человека.

Еще до недавнего времени о существовании Высокой школы верховой езды «От Эколь» (от французского Haute Ecole) знали лишь немногочисленные специалисты-коневоды. На заре ее возникновения, в шестнадцатом веке, французы-основатели школы впервые решили продемонстрировать миру несравненную красоту и грацию лошадей, которых до тех пор использовали, как правило, в военном деле, как рабочую силу или же как средство передвижения.

Профессионалы «От Эколь» выполняли на лошадях необычайно сложные элементы верховой езды, которые известны сейчас каждому коннику: лансады, курбеты, каприоли и многие другие.

Делалось это, по общепринятой практике, с употреблением поводьев, шпор, уздечки и других средств принуждения лошади. А кроме этого — болевых раздражителей. Но уже в этой, очень жесткой, школе зародилась идеология равенства человека и лошади. Следствием этого и стали поразительные успехи школы. С течением времени и с развитием этой идеологии пришло понимание того, что в отношениях человека с лошадью жестокость должна быть абсолютно исключена.

Этот принцип и был развит в современной «От Эколь» в Санкт-Петербурге (как считается, уникальной в России), в которой лошадей обучают все тем же сложнейшим аллюрам и фигурам.

Лошадей здесь готовят в основном для работы в кино, съемок для книг, альбомов, календарей. Лошади работают на учебных семинарах, а в исключительных случаях их воспитывают для конкретного клиента, но только в том случае, когда есть стопроцентная уверенность, что они никогда не будут задействованы в конном спорте и что их никогда не ударят.

Главная особенность петербургской школы в следующем: лошадям предоставлена полная свобода, а какие бы то ни было наказания в качестве стимула к послушанию здесь категорически запрещены. То же относится и к таким средствам воздействия на лошадей, как удила, уздечки, недоуздки, - все эти традиционные предметы экипировки лошадей в школе отменены за ненадобностью.

«Лошадь феноменально умна и очень любит учиться, когда ей не рвут железом рот и не бьют, — говорит Александр Невзоров, мастер "От Эколь", прошедший курс обучения во Франции. - Назначение школы — продемонстрировать способности лошади, ее благородство и умение дружить с человеком».

«Воспитание» лошади в школе Александра Невзорова начинается с понятных и приятных для нее игр, прежде всего развивающих ее умственные способности.

Постепенно в эти игры вводятся все более сложные элементы, которым лошадь учится, как говорят профессионалы, «в руках» -когда воспитатель не восседает верхом, а находится рядом. В таких комфортных условиях лошадь и получает представление о своих обязанностях. Затем, уже с сидящим на ней воспитателем, лошадь демонстрирует поразительное послушание и свои многочисленные таланты, выполняя без всяких средств принуждения любые, самые сложные движения и трюки.

«В том, что вы видите, нет дрессировки, - объясняет мастер. - Дрессировка - это оскорбительный термин, скомпрометированный цирком и спортом, которые приучают лошадь совершать некие действия или движения в ответ на болевой раздражитель».

Кроме условного свиста, о котором шла речь вначале, команды отдаются в манеже на особом языке, который понимают только ученик и учитель. «Это лакотский язык, - поясняет Александр. - Язык миннеконжу, тетон-дакота, хункапа-сиу и еще нескольких племен североамериканских индейцев. Тут нет никакой мистики, но именно лакотский лошади воспринимают лучше прочих человеческих языков, вероятно, за счет очень своеобразного расположения в нем шипящих согласных». По словам Александра Невзорова, лошадь вполне способна к быстрому обучению, однако курс подготовки лошади в «От Эколь» может затянуться на несколько лет. Дело в том, что миологический (мышечный) аппарат лошади требует очень бережного и постепенного втягивания ее в тот или другой трюк или элемент выездки. «Прежде всего человеку нужно задавить в себе командира и отказаться от априорного представления о себе как о высшем существе, - подчеркивает Невзоров. - Все проблемы во взаимоотношениях человека и лошади имеют причиной лишь глупость и злобу самого человека. Нет глупости и злобы - нет проблем».

Юлия Илариошкина

Фото Лидии Невзоровой.



Copyright © NEVZOROV HAUTE ECOLE, 2004 - 2011.

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены
в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.
При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на www.HauteEcole.ru обязательна.
При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на www.HauteEcole.ru обязательна.
Адрес электронной почты редакции: Journal@HauteEcole.ru