Новости Александр Невзоров От Эколь Невзорова Лошади Лидия Невзорова Лошадиная Революция
Научно-исследовательский центр Фильмы Издательство Homo. Антропология Фотогалерея СМИ Ссылки Контакты

Интернет-магазин



Герой своего времени. Наука Здоровья, 1-15 марта 2009

В России он известен как автор «600 се­кунд», а во всем мире – как великий Мастер ма­нежного воспитания лошадей, создатель Шко­лы воспитания лоша­­дей Nevzorov Haute Ecole. Жесткий, бескомпромиссный и очень добрый Алек­сандр Невзоров – наш сегодняшний гость.

– Александр Глебович, почему вы – суперпопулярный ведущий, бывший депутат, бывший каскадер и церковный певчий, кавалер многих орденов и участник многих войн, вдруг оставили все и занялись лошадьми?

– Для меня лошади – точная наука. Мне пришлось пройти сложный путь к пониманию сути отношений человека и лошади. Для постижения этих отношений понадобились годы обучения и самосовершенствования, пришлось честно признать свои ошибки, раскаяться и начать все сначала. Лошадь – это тот проб­ный камень, на котором выясняется и узнается человек – кто он, какой он. И либо это просто пожиратель жизни, либо это думающий о судьбе мира и о своей судьбе человек… Лошадь феноменально умна и готова сотрудничать с человеком без принуждения. Мои лошади по доброй воле – стоит лишь их попросить – ложатся, садятся, ходят испанским шагом и выполняют невероятные по сложности элементы. Ни одна из них не знает «железа» во рту, хлыстов, шпор.

– Вы в оппозиции с конным спортом?

– Конный спорт, по сути своей, не может даже считаться спортом как таковым. Спорт – это рекорды, победы, но рекорды и победы, купленные ценой собственного пота, здоровья, крови и преодоления себя. А конный спорт – паразитация человека на физических возможностях другого существа, абсолютно несогласного заниматься спортом и принуждаемого к этому болью и побоями. Лошадь – не вид транспорта, а умнейшее живое существо с душой, с сердцем. Если хотите заниматься серьезно, лошадь сначала надо изучить. Без знания ее анатомии, физиологии и психологии с ней невозможны взаимоотношения. Природа отпускает лошади 40 лет жизни. А в конном спорте она живет 7 лет – это данные западных страховых компаний. В спорте причинение боли лошади является основой практики, залогом результата. Конный спорт – человеческая забава в чистом виде. Большинство спортивных лошадей получают инвалидность и преждевременно умирают от непрерывного болевого шока, вызванного методичным истязанием.

– Кстати, насколько я знаю, ваша Школа проводит самые разнообразные исследования. Что вы можете сказать об «иппотерапии»?

– Нет такого направления в медицине, как «иппотерапия». Нет ни научно-экспериментальной базы, ни фундаментальных трудов, ни опыта, ни ответственности. Нет ничего. Как нет и самой «иппотерапии» в официальной медицине. Всякие манипуляции лечебного или оздоровительного характера в Российской Фе­дерации могут совершаться только при наличии лицензии, а как раз лицензии нет ни у кого из тех, кто практикует т.н. иппотерапию. Говорю об этом с полной ответственностью, ибо имею на руках официальный ответ Федерального агентства по здравоохранению. Так что всякий, заявляющий себя «иппотерапевтом», словесно или письменно декларирующий пациенту либо его близким, что вследствие совершения тех или иных «иппотерапевтических» действий или процедур наступит улучшение здоровья, является в переводе на язык закона мошенником, наживающимся на несчастье, инвалидности людей, особенно детей.

– А такой не очень научный, но все же имеющийся довод о том, что лошадь как бы предлагает больному ребенку свою энергию?

– «Предлагающая свою энергию» лошадь должна быть в первую очередь сама невероятно физически здорова, и это должно еженедельно быть подтверждаемо точной диагностикой, а не на глазок. Но этого никогда не происходит. Просто потому, что и не может произойти: в «иппотерапии» задействованы только больные лошади. Здоровая физически лошадь, по законам природы, стремится к энергетическому выражению своего состояния и своих эмоций. А для того чтобы покорно таскать на себе кривосидящих, разбалансированных и неадекватных всадников, лошадь должна быть, увы, перегружена болезнями. Так что в «иппотерапевтический» оборот попадают только лошади, сами реально страдающие. У них наблюдаются тяжелые патологии опорно-двигательного аппарата, аритмия, хромота, болезни желудочно-кишечного тракта и иных внутренних органов, у всех без исключения в острой или хронической форме болезни спины и шеи. В общем, говорить об энергетическом донорстве со стороны такой лошади – это все равно, что умиляться переливанию крови от больного желтухой или раком.

– Скажите, как в принципе езда верхом влияет на здоровье?

– Верховая езда запускает в организме человека не самые, мягко говоря, позитивные процессы. По крайней мере, она точно не является полезной и благотворной. Современные клинические обследования выявили множество заболеваний у лиц, регулярно занимающихся верховой ездой. Достаточно посмотреть медицинские карты любых СДЮШОР по конному спорту, чтобы выяснить, что спортсмены-конники – народ очень больной. Болезни специфические: артриты и артрозы суставов опорно-двигательного аппарата, простатиты, болезни половых органов, геморрой, множество болезней позвоночника. Это не говоря о травмах, сопутствующих конному спорту. И в материалах, представленных нашей Школой, мы всегда открыто показываем воздействие конного спорта, особую психологию, особый покрой тех, кто этим занимается, – на основании психологических исследований академика Бехтерева и многих других.

– Как у вашей жены складываются отношения с лошадьми?

– Лидия – ипполог, термографист, великолепный иппический фотограф. Она абсолютный мой союзник. Как раз Лидия первая вступила на тропу научной войны. Если я просто метал молнии и всех оскорблял, то она поняла, что в «клумбе закопан пулемет», он называется «наука», его надо откопать, смазать и класть всех подряд. И она поехала за «пулеметом» в Англию, учиться в иппологическом колледже. Лидия – и муза, и боевая подруга – все. Любовь и общее дело давно уже сплавились в одно целое. Я ровно наполовину состою из нее, просто у нее хватает такта и ума не выставлять себя, но очень многое из того, чем знаменит я, это она.

– Она на лошади не ездит?

– На лошади вообще не надо ездить. Сесть верхом можно в исключительных случаях. Спина лошади абсолютно не приспособлена для такого груза, и ни к чему, кроме анатомических расстройств, это не приводит. Лидия давно, первой отказалась от езды верхом.

– Хочу спросить про Александра Невзорова-младшего. Почему ребенок в вашей семье родился так поздно – на 15-м году брака?

– Ребенок – ответственное дело, с этим можно не так уж и торопиться. А Лидии надо было учиться, овладеть профессией, создавать дом, принять на себя заботу обо всем, что в этом доме есть живого. Птенец должен быть выведен в гнезде, а не на подоконнике.

– Как вам видится будущее сына?

– Думаю, нам удастся заинтересовать его и сделать нашим союзником. Но если в какой-то момент он скажет, что хочет быть гангстером, я скажу: «Хрен с тобой, это твой выбор». Никогда не посягну ни на чью свободу. Но я сделаю все от меня зависящее, чтобы такой выбор перед сыном не стоял. Вокруг него много свободного пространства, он растет на природе. Есть два важных постулата: мальчик должен уметь подчиняться и уметь повелевать. Так воспитывали своих детей спартанцы. В наше время, когда женщины отвоевали себе равные права с мужчинами, это относится и к воспитанию девочек. Сейчас Саша разносит со мной сено лошадям и знает, что просто так лезть к ним нельзя. Вместе со мной или с мамой он ежедневно совершает обход всего хозяйства, смотрит, высохло ли сено, сколько мешков корма осталось, не оставил ли кто невыключенный свет в сарае и т.д. Как все дети, он рисует, пишет, пляшет, интересуется девочками.

– А непосредственно к лошадям вы его уже допускаете?

– Дети и лошади несовместимы. Это риск, который не оправдан ничем. Это мода, которой не стоит следовать. Есть миф о пользе детских занятий верховой ездой, который создан индуст­рией, зарабатывающей на этом мифе: обмундирование, спортшколы, частные конюшни, тренеры и т.д. И есть чудовищная статистика детского травматизма, о которой никто не говорит. Только очень больная лошадь может быть достаточно «тихой и смирной», то есть безопасной для ребенка. Здоровая лошадь – сгусток энергии и силы, она зубами перекусывает толстые ветки, копытом пробивает забор, а вы знаете, что бывает, когда она нечаянно наступит на ногу человека? Правильно, перелом… Вы же не хотите, чтобы ваш ребенок стал инвалидом?

– Вы строгий человек, а какой вы отец?

– Мне очень легко отказывать себе в любых развлечениях и роскоши, поскольку я себя вырастил в презрении к удовольствиям благодаря потрясающим древним, старинным и просто великим книгам. Но отказывать в удовольствиях и развлечениях своему сыну я, наверное, не смогу.

Беседу вела В. Васильева



Copyright © NEVZOROV HAUTE ECOLE, 2004 - 2011.

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены
в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.
При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на www.HauteEcole.ru обязательна.
При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на www.HauteEcole.ru обязательна.
Адрес электронной почты редакции: Journal@HauteEcole.ru